Зачем фальсифицировать доказательства в деле убийства Сергиенко?

0
2461

«В Украине понятие «преступник», очень часто, носит достаточно относительный характер. Ни для кого не секрет, что сегодня в украинских тюрьмах находятся тысячи невинно осужденных…», – писал в 2012-м в своем блоге на «Главкоме» нынешний советник министра внутренних дел Зорян Шкиряк.

С момента публикации прошло уже почти 6 лет, но изменилась ли ситуация? По статистике, лишь в 4% случаев, украинские суды выносят оправдательные приговоры тем, кто уже находится в изоляции – задержан правоохранительными органами. При этом сами силовики зачастую стараются добыть показания любыми методами, чтобы на отделе не появился очередной «висяк»…

 

Как это было…

Он приговорен к четырем пожизненным заключениям за 37 доказанных убийств. В общей сложности им написано 107 явок с повинной. На его поимку у правоохранителей ушло 25 лет. Одним из мотивов преступлений было желание превзойти Чикатило. Сейчас кровавый «пологовский» или «павлоградский маньяк» отбывает наказание в Житомирской тюрьме №8. Но, список его жертв можно дополнить еще, как минимум, десятком фамилий…

Александр Чудных сознался в нескольких преступлениях, которые совершил Сергей Ткач, более известный как «пологовский маньяк». Был осужден, отсидел 10 лет.

Валерий Коршун был признан виновным в совершении пяти изнасилований и в 1987 году был осужден на 15 лет. Отбыл срок полностью, вышел на свободу и вскоре умер от приобретенных в тюрьме болезней. Был реабилитирован лишь посмертно.

Владимир Светличный был задержан в 2000-м году по подозрению в убийстве своей 9-летней дочери, а также в совершении еще 22 преступлений. Задержанный повесился в камере Днепропетровского СИЗО. Через 9 лет его жена выяснила, что ее мужу не успели предъявить обвинения, а потому она не имеет права даже на компенсацию.

Восьмиклассника Якова Поповича в 2002-м забрали прямо с уроков по обвинению в убийстве своей 9-летней родственницы. Суд приговорил 14-летнего подростка к 15 годам тюрьмы, из которых Яков отсидел 8 лет и 3 месяца.

Виталий Каира, отсидел 4 года и 8 месяцев из 15 лет, определенных ему судом за изнасилование и убийство, которого не совершал. В 2012-м году экс-подполковник и два экс-полковника милиции, которые «выбивали» из Каиры признание, были приговорены к 5 годам лишения свободы с испытательным сроком в 3 года.

Николаю Демчуку, во время допроса, сломали ногу и повредили ребро. В итоге Демчук признался в изнасиловании жертвы «пологовского маньяка». В 2004-м суд приговорил незаконно обвиненного к 10 годам заключения, из которых он провел 4,5 в неволе.

Максим Дмитренко был обвинен в изнасиловании и убийстве 17-летней девушки. Дал признательные показания, и, несмотря на отсутствие доказательств, в 2005-м был приговорен к 13 годам лишения свободы. Только в 2012-м Высший специализированный суд по гражданским и уголовным делам отменил это решение. Дмитренко отсидел без вины 7,5 лет.

Это далеко не полный список «косвенных» жертв одного из самых кровавых маньяков современности Сергея Ткача. В большинстве случаев, незаконно обвиняемые, под давлением сотрудников правоохранительных органов, давали признательные показания и шли за решетку за преступления, которых не совершали. Суды, под давлением общественности и власти, закрывали глаза на отсутствие мотивов, доказательств и ломали жизни людям без зазрения совести. Основанием, для решений о заключении служили те самые признательные показания, которые сломленные морально и физически подозреваемые давали правоохранителям.

 

Лес рубят, щепки летят

Наверное, если бы «пологовский маньяк» орудовал в наши дни, то под давлением возмущенной общественности и СМИ, подливающими «масла в огонь», список незаконно осужденных мог бы быть гораздо более длинным.

Убийство, изнасилование – преступления, которые категорически осуждаются обществом. Согласно всех социальных опросов, одним из самых главных общественных запросов, является «справедливость». А потому, стоит показать по ТВ, человека в наручниках и сказать, что он «подозреваемый», как наш разум требует для него «справедливого наказания»…

5 апреля 2014 года в Выграевском лесу, в 15 километрах от Корсунь-Шевченковского, парни из местной самообороны нашли место, которое было похоже на свежевыкопанную яму, в которой криминалисты нашли тело мужчины, закованного в наручники. В нем, парни узнали исчезнувшего накануне Василия Сергиенко. На теле мужчины были видны следы страшных издевательств: у Василия полностью разбита голова, перебиты колени, несколько ножевых ран в область почки, ножевое ранение в область сердца спереди и несколько ножевых в сердце со спины, перерезанная шея спереди, перерезанный затылок…

Представители местной «Свободы» и самообороны выдвинули единственную версию убийства: политическая и общественная деятельность погибшего. Пресс-служба «Свободы» заявила, что причиной похищения и последующего убийства Сергиенко стала его журналистская деятельность, а в частности, якобы готовящаяся серия статей о деятельности народного депутата Геннадия Бобова. Эта же версия и стала единственной в СМИ. После победы Революции Достоинства, экс-регионалы, как и их помощники, вряд ли могли вызвать у кого-либо симпатию или тень мысли об их невиновности. Губернатор Черкасской области Юрий Ткаченко дал следствию неделю на расследование. Следствие взяло под козырек и пообещало раскрыть за неделю.

 

Пинг-понг и карусели

С момента похищения и убийства прошло уже четыре года… Первые подозреваемые были задержаны спустя полтора года после преступления, еще через полтора – возможный организатор похищения, еще через год – возможный руководитель похищения… Еще один возможный фигурант в розыске, но по оперативной информации мертв.

За это время дело побывало в трех судах, сменился десяток судей, прокуроров, защитников обвиняемых. На фоне этих каруселей островком стабильности выглядит адвокат потерпевшего.

Сторона обвинения поясняет происходящее влиянием депутата, которого они называют заказчиком похищения и убийства. Однако, если посмотреть чуть внимательнее, то причиной отвода первого суда было то, что судья, который вел дело, был замешан в делах против активистов Майдана. Если Бобов причастен и влияние депутата так велико, то почему же он «убрал» выгодного для себя судью? Они же во время Майдана находились по одну сторону баррикад и общий язык точно нашли бы. И почему тогда побратимы погибшего майдановца осуждают отвод такого судьи? Может на такого судью легче давить?

Каждое судебное заседание сопровождается акциями устрашения со стороны местных Самообороны и Свободы. Может в этом секрет этих бесконечных каруселей защитников и обвинителей?

Даже при последнем автораспределении дела на судей Черкасского суда, все свободные судьи оказались или в отпуске, или на больничном. Дело отправили в апелляцию, апелляция вернула обратно, но черкасский суд снова направил в апелляцию! Выбрали Сосновский суд, но там не смогли создать коллегию. Дело снова поехало в апелляцию! Такой себе судебный пинг-понг. В итоге дело принял суд Тального Черкасской области, судьи которого вновь оказались на распутье. Пойти на поводу активистов, не обращая внимания на многочисленные нарушения, о которых недавно на пресс-конференции говорили представители защиты, значит уберечь себя от гнева народного. Рассмотреть дело беспристрастно, с возможным исходом, который не удовлетворит общественность – рискнуть своей безопасностью.

Неужели, нет судей, которые невзирая ни на что, смогли бы четко согласно законам рассмотреть это дело? Какая задача стоит перед судом: разобраться и наказать реальных исполнителей с заказчиками или выполнить волю общественности, даже если она заблуждается? Если задержанные виновны, неужели без нарушений нельзя доказать их вину?

 

Заветам Вышинского верны

«Признание – царица доказательств», пожалуй, это самая известная фраза, которую приписывают генпрокурору СССР (1935-1939 гг.). Именно по этому лекалу действовала и продолжает работать вся правоохранительная машина.

Основополагающим аргументом обвинения, как правило, является мотив преступления. На данный момент такового у следствия нет. Обвинение опирается на результат следственного эксперимента с Воронковым, которого обвинение называет одним из возможных убийц Сергиенко. На видео, которое оказалось в нашем распоряжении, видно как Воронков вместе со следователем и понятыми едет на место захоронения трупа и показывает, что, где и как происходило… Позже Воронков, как и Горбенко, отказался от своих показаний и заявил, что они были получены под пытками и давлением со стороны следствия… Так бывает и это не говорит о невиновности обвиняемого, но…

В нашем распоряжении также есть и другое видео, на котором, все сказанное Воронковым, ему надиктовывает следователь… Сначала он ему показывает тропинку, которой Воронков якобы шел, потом место захоронения и т.д. То есть, что и как говорить, во время следственного эксперимента, обвиняемому рассказал следователь. А в чем тогда суть следственного эксперимента?

На сегодняшний день расследуется ряд криминальных дел, касательно Воронкова и Горбенко, относительно нарушений и издевательств над ними. Именно эти двое, через несколько дней после задержания, сознались в похищении и убийстве журналиста. С их слов, сознались после подвешиваний за ноги, побоев, ножевых ранений в предплечье, угроз о пожизненном заключении. Я не ас юриспруденции, но, разве может суд принимать к рассмотрению подобные доказательства до того, пока не выяснит так ли это?

Всего по делу 6 обвиняемых, из них, на тот момент, было задержано трое. После того как признания из Воронкова и Горбенко были «выбиты», следствие стало «подгонять» показания под доказательства и фабриковать их. Даже задержание назначенного организатором похищения и убийства Вадима Мельника было проведено незаконным способом, без соответствующих Постановлений суда. После его задержания, при выборе меры пресечения, Апелляционный суд указал на необоснованность выдвинутого подозрения и определил меру пресечения в виде домашнего ареста, что совершенно не устроило активистов из Свободы, Нацкорпуса и Самообороны, которые заблокировали здание суда. Блокада продолжалась до того момента пока прокурор не привез новое подозрение по более «тяжелой» статье, а судьи вынуждены были отправить обвиняемого за решетку. Такое ощущение, что активисты и прокуратура действовали в полной согласованности. Одни хотели не запятнать «честь мундира», другие – добиться нужного результата. Или, может, выполняли указания того, кто заинтересован в расследовании этого преступления именно в этом ключе?

Ни одно из заседаний суда по данному делу не обходится без протестных акций со стороны представителей активистов в камуфляже. Во время заседаний, в соцсетях, они открыто обсуждают возможность взрыва гранаты в помещении суда и пр. Шесть судей Апелляционного суда Черкасской области обратились в Высший Совет правосудия по поводу вмешательства в правосудие со стороны активистов.

Интересно и то, что активисты, которые требуют правосудия, действуют вопреки законам. Еще до оглашения даты следующего заседания или решения, они в курсе событий, о чем информируют на своих страницах в социальных сетях. Прямо во время заседания суда представители прокуратуры дают им ознакомиться с материалами дела. Адвокатов защиты не всегда вызывают на заседание, а постановление суда могут исправить без повторного заседания с участием всех сторон. И таких «мелких» нарушений в деле великое множество. Сам процесс – кладезь для юристов, наглядное пособие того, как не надо делать.

 

Вместо резюме

Автор данного материала был участником обоих Майданов. Автор одинаково плохо относится к любым преступникам, вне зависимости от их политических взглядов. Автор ни в коей мере не оправдывает и не осуждает ни одну из сторон процесса. Автор уверен, что справедливость и правда восторжествуют.

Позиция автора по делу следующая:

– если есть доказательства вины обвиняемых, то подобные нарушения, как и давление, так и фальсификация следственного эксперимента не нужны;

– если виновны задержанные и существует связь с нардепом, которого обвиняют активисты, то необходимо предъявить доказательства и осудить;

– если доказательств вины задержанных нет, то необходимо искать тех, кто виновен в гибели Сергиенко;

– если есть факты насилия и пыток, то они должны быть расследованы, а виновные понести суровое наказание;

– если есть факты нарушений со стороны судей, то они должны быть привлечены к уголовной ответственности за действия или бездействие;

– кто бы ни был заказчиком убийства, он должен ответить по Закону;

– никто не имеет права манипуляциями в СМИ, общественным мнением или давлением на органы правосудия добиваться желаемого для себя решения суда;

– кто бы ни оказался на скамье подсудимых, в этом или другом процессе, дело должно быть рассмотрено в строгом соответствии с Законами Украины, чтобы упредить возможные манипуляции и несправедливость.

Вопросы, которые для автора остаются без ответа: «Есть ли в Украине судьи, которые беспристрастно могут вести дело? Есть ли прокуроры, которые могут действовать исключительно законными методами? Есть ли активисты, которые могут включить мозги и внимательно выслушать аргументы оппонента, а после выдвинуть свои доводы? Или мы теперь все решаем с позиции силы и «революционной целесообразности»?

ПОДЕЛИТЬСЯ