Владимир Рубан: Украину раскололи журналисты

2
1891

Глава «Офицерского корпуса», освободивший многих наших солдат и офицеров, оказавшихся в плену на территории Донбасса, дал «Метро Плюс» первое интервью после того, как был отстранен от официального обмена пленными.

– Владимир, сколько все-таки сейчас украинцев остается в плену? Сведения на этот счет разные. СБУ, к примеру, называет цифру 400 человек.

– Присоединяемся пока… СБУ, конечно, привирает.

– В каких условиях содержатся военнопленные? Хочетсяузнать об этом от людей, которые «в теме».

– Абсолютно по-разному. Некоторые – прикованы к батареям в душе, другие расконвоированы, спят на белой постели, могут выходить за сигаретами. Зависит от многих факторов: как человек попал в плен, как себя вел. Кто-то соврал о своем прошлом, кто-то нашел общих знакомых – мы же практически воюем с родственниками…

Читайте также: Кому выгодна остановка обмена пленными?

Истребление соотечественников – точно не достижение

– Антон Деникин тонко чувствовал этот момент и отменил награды во время гражданской войны 1917-22 г.г.У нас же обильно раздают ордена и медали за эту войну. Как вы к этому относитесь?

– Крайне отрицательно. Деникин прав: офицеры ведь присягали не истреблять свой народ, а защищать родину, государство, царя. Истребление соотечественников точно нельзя считать достижением. Гражданская война – это великая народная трагедия.

– У нас в плену есть русские офицеры или солдаты?

– Это закрытая информация.

– Удалось ли добиться, чтобы к военнопленным с обеих сторон применялись положения Женевской конвенции об обращении с военнопленными?

– Во всяком случае, при обмене мы обсуждаем именно судьбу военнопленных. Мы долго убеждали донецкую сторону, что выгоднее показывать себя цивилизованными людьми, демонстрировать политическую зрелость, а не фигурировать в СМИ в качестве кровавых отморозков. И нас услышали – наши пленные содержатся неплохо. Конечно, есть вопиющие случаи – как, например, расстрел Игоря Броневицкого…

– В интернете появился ролик, в котором гражданин России с позывным Моторолла признается в убийстве15 наших пленных. Это будет иметь для него последствия?

– Есть показания освобожденных пленных о том, что именно Моторолла застрелил Броневицкого. Он ценен для ДНР как успешный командир. Но такое признание, если он его сделал, подразумевает либо его добровольный уход из жизни, либо ликвидацию со стороны «кураторов».

Для многих офицерская честь – пустой звук
– Не всегда ведь на войне забывают о человечности. Финский генерал Карл Маннергейм добился, чтобы 40 000 советских военнопленных кормили лучше, чем голодающих финнов. И в итоге избежал суда в Нюрнберге. Что мешает поступать сторонам гуманно – хотя бы по отношению в к пленным – во время нынешней войны?

– С двух сторон много людей, для которых офицерская честь – пустой звук. И вообще не офицеров. Для того, чтобы понять пленного, нужно побывать в плену. Или на войне. И осознать, что солдат страшно любит свободу, но пленные любят ее в разы больше. Я думаю, пленный должен содержаться в лучших условиях, чем солдат, ведьплен – настоящая психологическая катастрофа.

– А что по этому поводу думают власти?

– Для Порошенко, Медведчука, Кучмы, Путина судьба пленных – не самое важное. Они решают другие вопросы. Виктор Медведчук надеется стать эдаким гауляйтером Украины и будет использовать для этого все доступные способы. Кучма — мудрый дядька, но он в клещах уголовного дела, возбужденного против него, поэтому будет действовать не слишком широко шагая, переживая за состояние свое, своего зятя, дочери… Людей, зависимых от разных факторов, ставят на судьбоносные переговоры для Украины неслучайно. Переговоры и переговорщиков удобно использовать для политического давления.

– Путин успешно использует этот рычаг?

– Да, судя по последнему заявлению из Донецка об освобождении наших 16 пленных. Заслуга в этом приписывается Медведчуку (как известно, куму Путина – Прим. ред.).Чтобы освободить пленных,ему хватило нескольких телефонных звонков «донецким» – Захарченко, Кононову, Морозовой. Ну, всем, наверное, не надо было звонить, хватило бы и одного звонка…

– Кучма осознает бесполезность своего участия в переговорах?

– Ему стыдно, будучи дважды президентом, отбившись от нападок Америки, НАТО, России, вылавировавшем из многих сложных ситуаций, вести игру в детской песочнице. Он ведь прекрасно знает геополитическую ситуацию, понимает, что Украине уготована роль Финляндии или Австрии на ближайшие 10 – 15 лет. Нейтральных государств, не стремящееся вообще ни в какие союзы.

– До подключения к переговорному процессу Медведчука, никаких проволочек с обменом не было. Складывается впечатление, что миссия Виктора Медведчука преследует цели, выходящие за рамки переговоров об освобождении пленных. Конспирологи предполагают, что конечная цель родственника Путина – конфедеративная Украина под контролем России.

– Во всем важно искать первопричину. На кафедре национальной безопасности Академии государственного управления мы как раз занимаемся тем, что анализируем ситуацию, моделируем возможные последствия событий… Конечная цель Путина, – это собирание русских земель. Если уж говорить о конспирологии, нельзя упускать из вида съезд монаршей семьи Романовых в Париже, возвращение на Родину праха великого князя Николая Николаевича, верховного главнокомандующего русской армии в Первую мировую. За всем этим – реальная возможность воссоздания монархии в России во главе с царем Путиным, хотя он от этой чести публично открещивается, говоря, что «народ может не так понять».

К промежуточной цели можно отнести захват – в том числе и силовой – Украины. Этот сценарий обсуждается в верхах России. Повод для войны найти легко. К примеру, можно начать вторжение под видом миротворцев из-за угрозы взрыва двадцати ядерных реакторов, которые находятся на территории нашей страны…

Что касается федеративного устройства Украины – то это уже необходимость. Лично мне эта идея близка. Возможно, кто-то из «Офицерского корпуса» или из политической партии будет не согласен, но я говорю от своего имени. Дело в том, что эффективно управлять из центра страной с 42 млн. населения – непосильная задача даже при нынешнем уровне развития коммуникаций. 7 миллионами – другое дело. Успех преобразований в Прибалтике, Белоруссии, Грузии это доказывает. Для успеха реформ Украину можно разделить на пять округов, вместо нынешних 24 областей, дать им политическую самостоятельность, возможность проводить основанную на местных реалиях экономическую деятельность.

К слову, термин «федерализация» в отношении Украины первым начал применять Вячеслав Черновол, лидер «Народного Руха». В 1987-89 г.г он мечтал об автономии Галиции. Но сколько раз он поднимал этот вопрос, столько раз однопартийцы осаживали его, говоря «не время», «ты что, побойся Бога, еще Крым отделится…».

Через предрассудки надо перешагнуть, все равно в нынешней ситуации федерализация неизбежна. К ней приведут события в Донбассе. Я давно говорил: для того, чтобы сберечь Донбасс в составе Украины, надо дать ему больше свободы, показать на примере Западной Украины, центральной Украины как эффективно использовать эту свободу, чтобы о присоединении к России ни у кого и мысли не возникало.

Торговля трупами имела место

– Что сейчас происходит с планом обмена «всех-на-всех»? Кто виноват в срыве переговоров?

– Родственников пленных солдат я отправляю к Медведчуку:«звоните ему, он теперь управляет ситуацией, от него все зависит». И не скрываю, кто виновен в том, что все пленные не находятся дома начиная с 6 марта, как это было предусмотрено Минскими соглашениями.

– Стороны – донецкая и наша – нередко обвиняют друг друга в торговле пленными. Якобы, даже трупами. У нас это ставили в вину, например, бойцам «Айдара»под началом Сергея Мельничука.

– Я допускаю, что это имело место. Однажды я встретил в Снежном, в глубоком тылу, серба – снайпера. Он попался «Айдару» вместе с Бревном (позывной. – прим. Ред.), тоже снайпером, но российским, на блокпосту. Они изображали волонтеров, которые якобы перевозили медикаменты. Я позже интересовался судьбой этих людей, когда приезжал в «Айдар». Но серб, Бревно, а также командир спецподразделения «Дон», помощник министра обороны Южной Осетии, исчезли. Потом, когда мы сами оказались в плену, я встретил этого серба. Он сказал, что его выкупили за 19 тыс. долларов у «Айдара». Кроме того, из Москвы мне позвонили родственники помощника министра обороны Южной Осетии, благодарили, что я содействовал его освобождению, хотя я в нем не участвовал. Вот такие вот факты. Омбудсмен ДНР Дарья Морозова рассказывала мне о случае, когда российского пацана выкупили даже у СБУ.

Несмотря на заверения донецкой стороны, известны случаи, когда пленными и трупами торговали командиров некоторых донецких отрядов. Нередко игра в выкуп – приманка для того, чтобы взять в плен еще несколько людей, имейте это ввиду.

– Ранее вы говорили о том, что не исключаете вариант освобождения пленных за выкуп, если нет другого выхода. Что-то изменилось?

– Да, не исключаю. Но деньги не всегда работают. У меня был неограниченный кредит на выкуп любого пленного, но я ни разу не использовал эту возможность. Если есть пленный, заложник, самое простое – взять кусочек денег и решить проблему. Но и Донецку, и Луганску понравилась идея, что они не продают людей. Я знаю несколько случаев расстрела вымогателей. Мы присутствовали, когда обезвредили банду (четыре человека – ассириец, украинец, русский и кавказец) действовавшую в Горловке и окрестностях.

Попались они после того, как девушка из Киева пожаловалась руководству ДНР, что ее родители вернулись в Горловку, открыли магазин и их, сперва отца, потом мать пятидесятилетнюю, забрали неизвестные – якобы из местной полиции и потребовали 500 тысяч гривен выкупа. Игорь Безлер предложил СБУ выполнить совместную операцию по поимке преступников. Поскольку СБУ не сотрудничает с террористом №1, то Безлер своими силами отработал, в том числе и на украинской стороне, и освободил заложников. Привез их в Горловку, долго извинялся… Было за что: бедную женщину били трубой по голове. Сложно ли вам поверить в эту историю? Но это правда.

– Кто нас поссорил, две части Украины?

– Журналисты. Это вы писали «террористы», это вы писали «бандеровцы». Киевляне – толерантные. Идет голубой, ну и пусть себе идет. Идет кто-то с портретом бандеровца, и ладно. Вы раздували! Три тысячи специально обученных и тринадцать тысяч добровольных подельников. Телевидение, газеты…вы могли остановить эти потоки ненависти, но не остановили.

Если отключить на две недели телевизор и не давать читать ваших газет, люди нормально начинают разговаривать друг с другом.

Я это знаю по Луганску. В Луганске отключили электричество. Жители города читали только объявления на стенке возле облрады, и в них не было никакой агрессии.

– Можете вспомнить случай вашего самого большого эмоционального потрясения на этой войне?

– Первый шок – когда мне самому чуть не отрезали голову, когда я оказался в плену. Второй — когда куча народу — Правый сектор, военные ВСУ, добровольческие батальоны, Абвер, Стрелков, Безлер, Доктор Лиза, офицерский корпус – объединились, чтобывывезти из Славянска трехмесячного ребенка, которому жить осталось 2-3 месяца. Договорились о прекращении войны ради маленького армянина. Это говорит о том, что разговоры о невозможности ведения диалога с Донецком – просто разговоры.

– Как вы сами оказались в плену?

– Это случилось накануне Дня Победы в прошлом году. Мы привезли пленных из Киева в Донецк. Должны были уехать обратно, уже сели в поезд. Но нас с него сняли – другой отряд, не тот с которым мы меняли военнопленных. Угрожали, показывали ножи. Мы поседели, пока нас отбил прежний отряд…

9 мая мы уже занимались эвакуацией немецкой семьи из Славянска по просьбе немецкого консула. И опять нас задержали. Мы все-таки довезли немцев в Киев – они потом уехали в Россию жить. Такой вот сумбур. Вся эта война – просто сумбур и дебилизм. Дебильная коммерческая война.

– Все-таки война, а не антитеррористическая операция?

– Во время операции может погибнуть 30 человек. Может несколько тысяч в один момент, как 11 сентября 2001 года в США. Но не десятки тысяч. Идет война, причем происходит ее коммерциализация государственными управляющими. Они мыслят как бизнесмены, а не политики: «вот здесь обойдем, а здесь – подключим адвоката». Только это не пройдет, напрасно они себя обманывают: Порошенко, Яценюк, Турчинов… Ни история, ни юристы-международники, ни население не дадут им спуску. Людям наплевать, как называется то, что происходит: война или АТО. Они видят, что по ним бьют из орудий и систем залпового огня, что поднимается земля на три метра, рушатся дома, а дети скулят, как собаки, забившись в угол. Потому что это страшно, когда падают залпы Градов. Когда лупят методично в течении часа. Когда среди ночи закрытое окно вылетает от ударной волны…

Я думаю, что после одной из молитв кому-нибудь, скорее всего Яценюку, Бог скажет: «Не проканает».

«Офицерский корпус» не сдается

– Вас окончательно отодвинули от обмена пленными?

– Наша организация как занималась, так и занимается обменом пленных. Но теперь точечно, не в рамках, определенных Минскими переговорами. В некоторых случаях – втайне от донецкого правительства, поскольку командиры отрядов иногда удерживают пленных, не отдавая их в общий лагерь. Им важно обменять своих пленных, достать родственников…

– Какова дальнейшая судьба организации «Офицерский корпус», которую вы возглавляете?

– Сейчас происходит трансформация организации. Еще до войны и до Майдана мы планировали создать политическую партию «Офицерский корпус». Недавно реализовали эту задумку.Центр освобождения пленных трансформируется в Центр освобождения заложников. В нем начнется подготовка переговорщиков и специалистов по силовому освобождению заложников. У нас уже есть предложения поработать не только в Украине, но и в других странах.

Когда я вчера заехал на заправку, сзади начали стрелять. Я попытался развернуться, начал судорожно давить педаль газа…и проснулся

Справка

Как действовать людям, у которых в плену оказались родственники?

Владимир Рубан:

1 Необходимо подтверждение, что человек находится в плену и жив –видеокадры на YouTube, входящий звонок на телефон, информация от сослуживцев, которые вышли из плена.

2 Обратитесь в областное УВД и облуправление СБУ, напишите заявление от руки. Укажите, что такой-то человек, с такого-то подразделения, находится в плену. Подтверждение этому, к примеру, телефонный звонок в такое-то время, с такого-то номера с требованиями или без.

3 Такую же информацию можете прислать в виде сообщения на мой адрес в сети Facebook.

Данные будут переданы в Центр освобождения пленных.

4 Никакой самодеятельности! Как правило, родственников солдат, отправляющихся за ними на Донбасс, берут в плен.

ПОДЕЛИТЬСЯ