Последних несколько лет мы только и делали, что пытались оторваться от нашего северного соседа, который почему-то считает Украину своей если и не собственностью, то вотчиной. Однако, ни агрессивная антироссийская политика, ни война не могли запустить процесс реального отдаления так, как это способна сделать автокефалия Украинской Церкви.

О чем говорить, ведь даже Курт Волкер заявил, что после Томоса про автокефалию, Путин фактически потерял Украину. С одной стороны, да, сейчас для сторонников разрыва отношений с Россией, пожалуй, лучшая ситуация, но все ли так просто и чего нам ждать дальше?

 

Прощай немытая Россия?

Первое, что начали делать в Украине, это ограничивать пассажиропоток россиян в Украину. Отмена прямого авиационного сообщения между нашими странами лишь создала некоторые неудобства для тех, кто предпочитает летать, в остальном же все практически осталось на прежнем уровне.

Благодаря Беларуси перелеты из Киева в Москву сократились лишь всего на 10 процентов, так что тут ограничение не подействовало. А вот отмена железнодорожного сообщения может снизить пассажиропоток почти в два раза. И этот шаг будет сделан, если кто-то захочет разыграть карту нового раздела украинцев на восток и запад.

К сожалению, такая опасность есть перед парламентскими выборами 2019 года, если партия власти захочет расправиться со своими конкурентами и сделать ставку исключительно на борьбу с экс-регионалами, с которыми, как минимум, по бизнес-вопросам они и сейчас договариваются.

В то же время, что по-настоящему серьезно остановило россиян уже сейчас – это введения правил въезда исключительно по биометрическим паспортам. Но, судя по всему, в нашей стране пойдут дальше и сделают въезд исключительно по визам. Правда, как показывает практика, это скорее «защита от дурака», чем реальная борьба, ведь те, кого отправляет сюда «российское правительство» как правило снабжены идеальными документами. Так что тут разве что можно будет просто сузить круг подозреваемых.

Чем еще могут ударить по России, так это национализацией их бизнеса. По разным подсчетам в Украине российской собственности на 70-100 миллиардов долларов (без учета отжатого в Крыму). Однако тут есть своя опасность, такой подход не будут приветствовать в ЕС и США, и нас может ожидать жесткое давление через международные суды.

А вот революция в религии для международных партнеров – это нормально. После начала процесса объединения Церквей в Украинскую Церковь перейдет, как минимум, половина всех приходов Московского патриархата и это даст цепную реакцию, когда уже ставшая прочно на ноги религиозная община потребует от государства вернуть единой Церкви Лавры, которые на сегодняшний день находятся в госсобственности.

Вот тогда к нам перестанут ездить и «религиозные» туристы. Но и Россия не будет сидеть сложа руки.

 

Последний шанс

Чем же ответит Россия? Пока все еще курирующий украинский вопрос Владислав Сурков ничего лучше не придумал, как попытаться официально через Госдуму протащить решение о финансировании самопровозглашенных республик на востоке Украины.

Однако, в России уже не очень верят Суркову, ведь пока что, кроме революции в Донецке и Луганске, у него не было ни одного правильного хода, и, как следствие, ситуация для его страны на международной арене только ухудшается.

Зато те, кто представляет экономический блок в России как раз активизировались. Они решили пойти не путем вывода активов, а наоборот, укреплением своих позиций. В этом году Россия увеличила товарооборот с Украиной, а по количеству инвестиций она заняла первое место в нашей стране. Кроме того, россияне продолжают делать ставки на наших бизнесменов и все активнее финансируют совместные проекты, прикрываясь компаниями из офшоров.

Естественно вложатся россияне и на парламентских выборах в политику. Сейчас идет тестирование партий с разными направленностями (имеется ввиду религия, экономика, миротворчество, братство народов) и когда придет время они выстрелят, собрав за российские деньги хороший электоральный урожай. А когда подобные партии будут массово представлены во власти, можно будет и гнуть пророссийскую политику.

Так что борьба входит в активную фазу, и пока в России сильны позиции Путина ничего не поменяется.